Метеорология на службе отечеству

Сейчас, в Сутки защитника Отечества, мы в гостях у профессора географии , климатологии кафедры и профессора метеорологии географического факультета Столичного национального университета, метеоролога Евгения Константиновича Семёнова. В своё время он проходил срочную работу в рядах Армии СССР в 26 воздушной армии Белорусского военного округа в качестве синоптика.

Само собой разумеется, синоптики не принимают яркого участия в боевых действиях, не держат в руках боевое оружие, но как раз от их прогнозов в какой-то степени зависит безопасность авиации.
Метеорология на службе отечеству
Е. К. Семёнов, фотография из домашнего архива
— Глубокоуважаемый Евгений Константинович, поведайте мало о себе. В то время, когда и где вы служили ?
— Работу я проходил в 1968–1970 годах в 1 гвардейской штурмовой авиационной дивизии.

Кстати, в годы ВОВ эта дивизия героически сражалась на известных штурмовиках Ил-2, каковые немцы прозвали «чумом »! Действительно, в годы моей работы лётчики уже сидели за штурвалами реактивных истребителей Миг-19 и Миг-21.

Штурмовик Ил-2М. © Wikipedia
Призван я был прямо из аспирантуры по приказу военного министра.

Имея к тому моменту специальность метеоролога, мне посчастливилось помогать не несложным рядовым, а армейским синоптиком в звании лейтенанта. Отечественная дивизия базировалась неподалеку от белорусского города Лида в Гродненской области.

В аспирантуру, кстати, я позже всё-таки возвратился и был восстановлен без экзаменов.
— Евгений Константинович, не обращая внимания на то, что вы, будучи синоптиком, не сидели за штурвалом истребителя, без вас и других военных метеорологов была бы неосуществима жизнь авиационной дивизии. Поведайте, прошу вас, как проходил рядовой сутки инженера-синоптика?
— Каждое утро комдив собирал у себя глав всех работ.

И в первую очередь командиру дивизии о состоянии дел докладывал глава метеорологической работы. Сутки начинался с прогноза погоды на текущие дни, и на основании этого строился целый распорядок дня. Тем самым погода как бы ставилась «во главу угла», и мы гордились отечественной профессией, и весьма уважали себя за оправдавшиеся прогнозы.

Истребитель МиГ-21, установленный в Кургане. © Sergio.poltava | Wikipedia
О важности отечественной работы говорит и тот факт, что на протяжении любых вылетов рядом с начальником полётов постоянно сидел как раз дежурный метеоролог. Но наровне с важностью это была ещё и огромная ответственность за жизни вторых людей. Так как в случае если на протяжении полётов происходили какие-нибудь чрезвычайные происшествия, то сразу же всю вину пробовали переложить на метеорологов. В армии это несложнее всего, да и не только в армии, но.

Как бы во всех бедах погода виновата…
Как-то дежурил я ночью, погода была красивая: безоблачное небо, штилевые условия, в общем — покой и тишина. Со мной было ещё пять солдат, мы мало расслабились и проявляли фотографии.

Этой ночью на протяжении учений разбился самолёт с комполка! К нам сходу прибежали сотрудники из Первого отдела, каковые изъяли и опечатали все синоптические карты для предстоящей проверки. Все мы жутко перепугались, но на разборе полётов стало известно, что обстоятельством катастрофы была вовсе не погода. И, однако, жалко, что, не вникнув в обстановку, прежде всего обвинили метеорологов.

Исходя из этого расслабляться запрещено ни при каких обстоятельствах — с погодой неизменно нужно «держать ухо востро».

© Shukaylova Zinaida | Shutterstock.com
— А были ли на вашей памяти какие-нибудь происшествия, которые связаны с неоправдавшимся прогнозом погоды?
— Да, само собой разумеется, всякое бывало. не забываю, как предстоял перелёт молодых и неопытных летчиков из Литвы на юг Белоруссии. Вследствие этого требовались совершенные погодные условия.

И вот настал данный совершенный сутки, в то время, когда на небе — ни облачка, и никаких намёков на перемену погоды нет. Вылет состоялся и уже доходил к концу, но нежданно принимающий аэропорт закрыли по обстоятельству быстро появившегося густого тумана. К сожалению, в Белоруссии неожиданные туманы, в особенности в переходные сезоны, — не такое уж редкое явление, поскольку местность в том месте очень болотистая.

© mironov | Shutterstock.com
Начальник полётов отдал приказ разворачиваться и лететь обратно в Литву.

Но будущее решила в этот самый момент «засунуть палки в колёса», и, на подлёте к аэропорту, недалеко от города Друскининкай началась сильнейшая гроза. Но выхода не было — горючее заканчивалось, и было решено сажать самолеты.

При приземлении их всех «разбросало» по аэропорту из-за весьма сильного шквалистого ветра, но, к счастью, не было жертв, а эта посадка стала фактически боевым крещением для юных лётчиков.
— Сообщите, а из-за чего так вышло, что эта гроза не была предсказана?
— Всё дело в том, что грозы довольно часто случаются в условиях жаркой внутримассовой погоды, в то время, когда при сильном прогреве подстилающей поверхности начинаются интенсивные восходящие перемещения воздуха. В следствии чего образуются кучевые тучи, а при сильной атмосферной неустойчивости они развиваются до громадных высот и преобразовываются в грозные и замечательные кучево-дождевые тучи.

И тогда локальной грозы не миновать!

© inigo cia | Shutterstock.com
Одно дело — спрогнозировать грозу перед прохождением холодного фронта, а совсем другое дело — угадать внутримассовую грозу. Так как о надвигающемся холодном фронте возможно сообщить за пара часов либо кроме того дней. Локальные же грозы формируются в мгновение ока.

Замечательное кучево-дождевое облако может развиться из маленького кучевого облачка менее чем за полчаса.
Возможно ли назвать неоправдавшимся прогнозом то, что легко нереально спрогнозировать за пара часов? Вероятнее, нет…

Всё-таки метеорологическая наука не всесильна, тем более в то время у нас не было всех техвозможностей, каковые дешёвы на данный момент.
— Поведайте, прошу вас, какие конкретно технические средства были на вооружении у метеорологов 45 лет назад?
— Первой стоит упомянуть метеостанцию, которая является совокупностью устройств для измерения метеорологических параметров: температуры, влажности, ветра, давления, осадков, солнечной радиации. Кроме этого в отечественном распоряжении был метеорологический радиолокатор, что употреблялся для обнаружения областей выпадения осадков в радиусе его действия.

Для обеспечения десантных операций выпускался шар-пилот, что давал подробную данные о профиле ветра, другими словами его скорости и направлении, в слое десантирования. Посредством факсимильного аппарата мы приобретали синоптические карты, на основании которых после этого составляли прогнозы погоды. Кстати, метеорологи были в числе первых, кто начал применять в собственной работе факсимильные средства связи.

Шар-пилот. © clearviewstock | Shutterstock.com
на данный момент, само собой разумеется, всё существенно проще. К примеру, на отечественной кафедре с 1998 годы мы используем программный комплекс «ГИС Метео», что разрешает оперативно строить синоптические и прогностические карты на базе данных, поступающих в реальном времени.

Синоптическая карта за 19 февраля 2013 года. © Гисметео
Мы же «рисовали» погоду на особом информационном стекле.

На него наносились разные погодные знаки, отражающие текущее состояние воздуха на вверенной нам территории.

Погодные знаки
От дежурного синоптика тут прежде всего требовалась расторопность. не забываю случай — дежурил мало медлительный лейтенант. В начале утра был густой туман, и дежурный отметил его на карте. Через несколько часов туман рассеялся…

В какой-то момент зашёл начальник, а туман на карте как «висел», так и висел «». Так что самое основное в отечественной профессии — это оперативность.

Синоптику необходимо всегда готовься к стремительным переменам, поскольку погода — это непрерывно изменяющееся состояние воздуха!
— Каким ещё качеством, кроме огромной ответственности за умения и свои прогнозы скоро реагировать на изменяющееся состояние воздуха, обязан владеть метеоролог?
— Вы понимаете, я, пожалуй, сообщу, что этим качеством должно быть чувство юмора. Как-то у нас был весьма напряжённый эпизод, и лишь остроумность и находчивость дежурного синоптика помогли разрядить обстановку.

А дело было так. Предстояли общевойсковые учения в Белорусском Полесье. Конечно, что кроме других родов армий, в них учавствовала и авиация. Но в назначенный сутки местность затянулась весьма сильным туманом. Действительно, по всей имеющейся у нас информации, к полудню туман должен был рассеяться, и потом ожидалась малооблачная погода. В это же время, время уже близилось к 12 часам, а погода и не думала разгуливаться.

Так прошёл ещё один час, после этого второй…

«Болото. Полесье» Шишкин Иван Иванович, 1890. © Wikipedia
Ситуация накалилась до предела, все жадно посматривали на небосвод. На этих учениях в обязательном порядке нужна была помощь авиации — 30 истребителей ожидали приказа взлететь, а разрешения на вылет всё не давали.

Тогда командующий воздушной армией, два раза герой Советского Союза, генерал Беда Леонид Игнатьевич позвал к себе дежурного синоптика — майора Скоробогатова. И нужно было видеть эту картину, в то время, когда внушительных размеров майор, с богатырской наружностью надвигался на генерала. Все замерли с немым вопросом на устах: «Что же на данный момент будет?» А дежурный метеоролог кратко и чётко доложил: «Товарищ генерал!

Погода — не паровоз, по расписанию не ходит!». По окончании для того чтобы ответа напряжение мало дремало, да и погода скоро разгулялась.
— Да, вправду забавная история. Прекрасно, что всё закончилось благополучно.

А были ли ещё на вашей памяти случаи, в то время, когда погода нарушала замыслы?
— Мне вот на данный момент припомнился случай, что случился именно в моё дежурство. Стоял тёплый и солнечный апрельский сутки 1970 года, все вышли на коммунистический субботник, приуроченный к 100-летнему юбилею Владимира Ильича Ленина. По громкоговорителю я доложил на целый гарнизон погодную обстановку.

По всей имеющейся информации погода не должна была сломать данный сутки. Но в 12 часов дня, в то время, когда все прошлогодних листьев и груды мусора были уже собраны, нас задел проходящий мимо холодный фронт, и неожиданно налетел шквалистый ветер, разметав собранные кучи по всей округе.

© nikkytok | Shutterstock.com
Этим я желаю заявить, что весьма сложно предвещать атмосферные процессы, каковые по собственной природе хаотичны.

Нереально совершенно верно спрогнозировать, что, к примеру, на следующий день в 17 часов 15 мин. в городе N подует шквалистый ветер. Так как фронт может пройти на два часа позднее, либо раньше, либо по большому счету чуть в стороне.
Прекрасно не забываю, что в те дни, в то время, когда в возможности наблюдалась довольно устойчивая и легко предсказуемая погода, глава метеорологической работы лично шёл докладывать управлению о прогнозе. А когда погодная обстановка была сложная и изменчивая, «на плаху» отправляли дежурного синоптика.

А по большому счету мы ни при каких обстоятельствах не слышали насмешек либо подтруниваний в собственный адрес по поводу неоправдавшихся прогнозов. Главные пользователи отечественных прогнозов — лётчики — отлично осознавали всю сложность метеорологической науки, поскольку они сами взяли кое-какие знания по этому предмету в годы собственной учёбы.

«Грачи» (Cу-25) в небе над Москвой: главная репетиция Парады Победы в 2010 году. © Елена Соколихина | Гисметео
— Имеется ли какая-то специфика в прогнозах для военной авиации?
— без сомнений.

Так как армейские самолёты довольно часто летают на маленьких высотах, где их не смогут «засечь» радиолокаторы. Исходя из этого нужно учитывать все микроклиматические изюминки местности, поскольку при одних и тех же атмосферных условиях кое-какие метеорологические параметры будут разными в зависимости от того, лес это либо луг, овраг либо бугор, северный склон либо южный. Где-то подует ветер, где-то опустится туман, а где-то по большому счету отправится ливень.

Не смотря на то, что для авиации многие метеорологические характеристики по большому счету не имеют значения. В большинстве случаев, для полётов опасность воображают такие явления, как обледенение самолёта, сильная турбулентность, интенсивная конвекция, грозы… А вот при посадке на первое место выходит дальность видимости.

На глиссаде понижения, в точке принятия ответа о посадке, лётчик обязан с уверенностью видеть взлётно-посадочную полосу. Разумеется, что через чур густой туман либо низкая облачность есть важной помехой для приземления.

Туман на ВПП. © chalabala | Shutterstock.com
По большому счету, в то время, когда дело касается авиации, каждая неточность либо неточность в прогнозе может стоить людской жизни! Правда тут ещё очень многое зависит от квалификации самих лётчиков.

В непростых погодных условиях смогут летать лишь высококлассные пилоты. Исходя из этого в армии не задают вопросы о том, какая будет погода. Вопрос стоит по-второму: «Будем мы сейчас летать либо нет? И, в случае если будем, то при каких погодных условиях?» Как вы осознаёте, расплывчатые формулировки типа «местами-временами» в ответе легко недопустимы.

Е. К. Семёнов. © Елена Соколихина | Гисметео
— Евгений Константинович, громадное благодарю за ваш увлекательный рассказ!
Значимость метеослужбы, как в военной, так и в гражданской авиации, тяжело переоценить. Наровне с армейскими, любой из метеорологов помогает Отчизне и её гражданам.

Так как люди, предупреждённые об страшных погодных явлениях, будут иметь возможность «вооружиться» и обезопасисть себя и собственных родных от агрессивных атмосферных процессов!
Мы от всей души поздравляем метеорологов, военных, и всех тех, кто готов являться своей Отчизне и вступиться за неё перед лицом неприятеля, с Днём защитника Отечества!

60 лет на работе Отечеству (Фильм к юбилею ЦНИИТОЧМАШ) 2004 г

Статьи, которые будут Вам интересны: