Танк стремится в небо. часть 1 — «военные действия»

Танк стремится в небо. часть 1 - «военные действия»24 февраля 1898 года в прусском городе Бромберге Германии появился Курт Танк (Kurt Tank), будущий создатель целой серии самолётов различных модификаций.

Он постоянно строил самолёты: в Германии, Аргентине (Та 183 и реактивный истребитель Пулька II), Индии (самолёт-перехватчик HF24). Но самую громадную известность ему принёс FW-190 и его модификации, и разведчик «рама» Fw-189, ставший ненавистным предвестником воздушных атак сил люфтваффе.
Да что сказать — Курт по судьбе был счастливчиком. Он остался в живых по окончании Первой Мировой, был обласкан и взял всевозможные почести из рук правителей Германии, Аргентины, Индии. Не смотря на то, что это были необычные подарки.

Весьма интересно, как его именовала мать: «Майн либе киндер Курт». В германском языке нет уменьшительно-ласкательных слов, как в русском. Может, исходя из этого Курт отличался достаточно твёрдым и задиристым нравом. В студенческие годы он много раз принимал участие в дуэлях, организованных студентами.

У него остался шрам на лице.

Но военная эпопея Курта началась в шестнадцать лет, в то время, когда он, бредивший, как многие мальчики того поколения, авиацией, должен был по требованию отца отправиться обучаться не в том направлении, куда рвалась его душа, а в том направлении, куда выяснил его папа — в конную кавалерию. Вследствие того что его дедушка служил у улан сержантом, а папа — в драгунских армиях.

Первую мировую Курт прошёл с честью, возвратился к себе он израненный и основательно измученный, но, думается, он был горд собой — вследствие того что смог пронести через все опробования собственную любимую книгу физических опытов, разрешающую осознать многие явления природного и технического характера. Он был основательно подготовлен, и исходя из этого поразил учителей на вступительном экзамене в Берлинскую высшую техническую школу основательным знанием предметов.

Обучался он прекрасно и также основательно, и вошёл в число студентов, превосходно окончивших техническую школу. В то время Курту было уже 26 лет. В то время, когда это случилось, он совершенно верно знал, что будет делать всю собственную жизнь, как это ни парадоксально и самоуверенно звучало.

Эту самоуверенность помогла ему купи его студенческая любовь, профессорская дочка Шарлотта, именем которой он назовёт собственный первый параплан, собранный в мастерской технической школы под управлением доктора наук, отца той самой Шарлотты.

Курт стремился взять большие знания, предусмотренные не только учебной программой. Он выяснил, что громаднейшей популярностью пользуются лекции двух докторов наук технической школы — Эверлинга (преподавал аэродинамику) и Рейснера (преподавал самолётостроение).
Курт без принуждения записался на лекции этих двух докторов наук и не пропустил ни одного занятия, потому, что осознавал, что тут возможно взять передовые взоры на те либо иные явления.
Это разрешило ему собрать собственный второй планер, что он назвал «Чертёнком» либо «Дьяволёнком» (его размах 11,5 м, площадь крыла 13,7 м2) и представил чертежи этого планера для зачёта собственной преддипломной работы. Германские учители оценили его работу на четвёрку с «плюсом» и захотели молодому самолётостроителю больше отдавать сил учёбе, нежели пропадать в мастерской. Как раз в том направлении Курт стремился фактически всё время.

Его в то время уже мало интересовала простая теория, ему хотелось опробовать и обучаться на собственных успехах и ошибках на практике. Неточностей было большое количество. Так, его самый первый планер «Шарлотта» размером 15 метров разбился на протяжении проведения одного из полётов. В этом Курт усмотрел какое-то предзнаменование собственной несчастной любви к профессорской дочери. Курт довольно часто думал и об этом, совершая собственные бессчётные поездки на пригородном поезде.

Этот поезд опять оказал воистину мистическую роль в судьбе: тут он совсем случайно встретился с одним из бывших собственных учителей, что трудился в самолётостроительной компании и внес предложение собственному неординарному ученику пойти к нему на работу.

Вот так судьба Курта, которому предлагали в тот момент трудиться в компании «Сименс». И как имела возможность бы сложиться история германского люфтваффе, если бы. Но сослагательные наклонения — это не про Курта.

Уже тогда делается заметной одна из его черт характера — бесстрашие. Он делается не только конструктором, но и сам вызывается испытывать собственные самолёты, взяв для этого пара уроков пилотирования в личной школе и сокровенное удостоверение пилота. Спустя десятилетия Курт будет гордиться как раз этим званием — лётчика-испытателя — и ценить его превыше всех призов.

Он будет летать на собственных самолётах фактически при каждом эргономичном случае, поднимаясь в небо, приводя к зависти у соперников-конструкторов. Небо, по-видимому, давало Курту новые творческие силы, познание необходимости совершенствования аппаратов, далёких от совершенства. Приземляясь на одном из собственных первых самолётов, Курт почувствовал на себе, что такое твёрдая посадка и внес предложение управлению компании чертёж подушек с демпфирующим килем.

Управление идею одобрило и скоро чертежи стали действительностью.

Благодаря полётам на самолёте Ро-VII, Курт смог решить и претворить в судьбу идею высокорасположенных моторов и толкающих винтов.

В течение шести лет, каковые Курт проработал на компании, ему удалось собрать воедино многие собственные разработки, касающиеся создания новых самолётов, но ему не хватало простора. Это стало одной из основных обстоятельств того, что Курт принял предложение инженера Мессершмитта перейти к нему на работу. В 1930-х годах у Мессершмитта одним за вторым происходили большие аварии, погибали лётчики.

Один случай потряс Курта. Один из лётчиков-испытателей, трудящихся у Мессершмитта решил продемонстрировать собственной юный жене полёты. Вежливый кавалер поручил Курту сопровождать собственную жену, а сам поднялся в воздух. Через пара секунд случилась катастрофа — самолёт взорвался и рассыпался на небольшие кусочки.

Курту было нужно держать в руках даму, упавшую в обморок.
Данный случай и позиция самого Мессершмитта, стремившегося уменьшить самолёт и за счёт этого добиться скорости оказали решающее влияние на решение Курта в сентябре 1931 года покинуть отделение Баварского самолетостроительного завода, сумев так дружески поболтать с Вилли Мессершмиттом, что тот на него не обиделся и между двумя конструкторами потом сложились хорошие отношения, время от времени кроме того их вычисляли приятелями. Но это было не так. Более того, со временем они начнут применять любую данные о неудачах и промахах, совершённых на протяжении простой исследовательской работы, дабы представить разработки соперника в невыгодном свете перед участниками Технического совета Германии.

А неудач было большое количество.

В Бремене, в компании «Фокке-Вульф» Курт сам оказывается на волосок от смерти, в то время, когда захочет осознать, как возможно бороться с флаттером. Он поднялся на высоту около 4000 метров и преднамеренно вводит машину в пикирование, где-то на уровне 2000 метров ему еле-еле удаётся выровнять самолёт и приземлиться на аэропорт. Казалось, опасность миновала. Нет!

Крылья самолёта мгновенно преобразовываются в обломки, кабина пилота вот-вот может воспламениться. Курту удаётся мгновенно выбраться из кабины и сейчас всё выясняется в пламени.

Но он не прекращает собственных полётов. На протяжении одного из них взор Курта случайно упал на хвостовое оперение. И нужно же такому произойти! Он увидел, что тень от хвоста начинает дрожать раньше, чем начали вибрировать крылья.

Хвост! Вот где нужно было искать обстоятельство просчётов германских конструкторов.

И опять важная встреча в пути. Возвращаясь с отдыха весной 1936 года, Курт встретил технического начальника компании «Люфтганза» и кратко изложил ему храбрую идею создания трансконтинентального пассажирского самолёта, талантливого преодолеть более 1500 километров. Курт намеренно поведала эту грандиозную по тем временам идею вследствие того что приверженцев собственного фантастического замысла он не обнаружил.
В новой компании, новый самолёт был создан в течение одного года, он стал называться «Кондор» и смог совершить перелёт «Берлин-Нью-Йорк», преодолев расстояние кроме того большее, чем планировал изначально Курт — 6371 км. И в случае если в Америку экипаж «Люфтганзы» летел со скоростью 320,9 км/ч, то обратно немцы решили «погнать» самолёт стремительнее и летели со скоростью 255,49 км/ч. Само собой разумеется, они произвели фурор.

Управление компании, сумевшее поверить в фантастическую идею Курта, осознало, что возможно скоро обогатиться за счёт больших заказов, каковые стали поступать фактически сразу после предания огласке грандиозного полёта. Кроме того Гитлер захотел иметь в собственном парке таковой самолёт, действительно, сделанный с особенным комфортом.

И не смотря на то, что официальные биографы шепетильно пробовали убрать из биографии все эти хождения Курта Танка по компаниям, из песни, как говориться, слов не выбросишь. В случае если почитать официальную биографию Курта, то окажется, что он в первой половине 30-ых годов двадцатого века стал сразу же трудиться в компании «Фокке-Вульфа» и в том месте же создал собственный «Кондор», но это далеко не так. Вправду, в данной компании он сделает одну из модификаций «Кондора» — самолёт FW-200.

Но серийные пассажирские самолёты Германии по окончании прихода Гитлера были уже не необходимы. Вся германская авиационная индустрия поднялась под новый, новые и фашистский флаг начальники потребовали от конструкторов исполнения совсем вторых разработок.
В 1935 году Курту удалось взять госзаказ на изготовление более пятисот самолётов модификации Fw-56А-1.

К этому времени «Фокке-Вульф» Fw-56 уже был принят на вооружение, и германское руководство благосклонно приняло эту машину, очень не выделяя её среди компаний, соперничающих между собой. Вилли Миссершмитт и его разработки пользовались в авиационной среде куда громадным авторитетом, чем Курт Танк.

Окончание направляться…

Самые необычные военные машины мира. Летающие танки. Выпуск 4